Три года со дня премьеры: на этих выходных в театре Луначарского дают «Чайку»

16-03-2020 17:51

Время летит неумолимо – на этой неделе будет ровно три года, как в театре имени Луначарского состоялась премьера «Чайки». 22 марта луначарцы вновь окунутся в мир чеховских героев – особый мир, не подчинённый никаким законам: ни человеческим, ни драматическим. ForPost был на первом показе «Чайки» – 18 марта 2017 года. Давайте вспомним, как всё начиналось. 

Смертельный выстрел под игру в лото: в Севастополе состоялась премьера «Чайки»

Вчера в театре Луначарского давали «Чайку». Пожалуй, это тот редкий случай, когда употребить другие глаголы к этому спектаклю будет неуместным. В свое время «5 пудов любви и мало действия» совершили настоящую революцию в русской драматургии. 18 марта на севастопольской сцене состоялась не просто долгожданная премьера. Произошло нечто большее – актеры и режиссер отдали дань уважения нашим театральным традициям. Ведь именно с чеховской «Чайки» начался «другой» русский театр.

Когда театральный Севастополь только заговорил о будущей премьере «Чайки», уже стало понятно, что Григорий Лифанов ставит на «всё или ничего». Было только два варианта развития событий – либо достойно пройти проверку на прочность, либо подорвать доверие к себе… Для режиссера поставить «Чайку» Чехова – это как сдать экзамен на самом высшем уровне самому строгому судье – беспощадному зрителю.

Оформление сцены – одна из ключевых составляющих спектакля. Художник-постановщик Дмитрий Разумов, понимая, что с самого начала зритель должен не отвлекаться от самого действия и почувствовать актеров, в первом акте оформил сцену в духе минимализма. При этом символические детали присутствовали на сцене, но не вызывали «перегрузку взгляда». Летняя беседка и мост, уходящий вдаль, на котором Нина сыграет драму Треплева. Именно с этого моста «сорвется» его декадентская пьеса и утонет в «колдовском озере». Потом в нем потонут не только надежды и мечты Заречной, но и всех остальных «чаек» Чехова.

Отводя «миру Треплева» фактически всю центральную часть сцены, Разумов не забывает и про мир его литературного соперника. «Облако, похожее на рояль» из фантазий Тригорина в реальном мире оказывается старым сломанным пианино. Такой символ безысходности ничьим мечтам не оставляет шансов – все будет сломано и забыто.

Внутренние миры героев читаются не только в элементах декораций, но и, безусловно, в самих нарядах. Маша Шамраева, словно сошедшая с полотна Рамона Касаса «Юная декадентка», весь первый акт контрастирует со своей соперницей Заречной, облаченной во всё белое. У Нины – цветовое противостояние с Треплевым, к которому она быстро охладевает и тянется к «белому» и, кажется, «чистому» романтику Тригорину.

Такое символичное бесцветье приходится почти на всех обитателей усадьбы Сорина. Даже эмоциональная и переменчивая Аркадина в первый раз появляется перед зрителем во всем белом. Разумов как бы намекает – для той трагической картины, которую ей нарисует жизнь, нужно нетронутое полотно.

Во втором акте игра цвета разворачивается в полную силу. За те два года, что проходят за кулисами, что-то как вирус поражает всех героев пьесы. В нарядах Аркадиной и Тригорина появляется вызывающий дьявольский красный. Без него не обошлись и разноцветные витражи, на фоне которых поломаются несколько судеб. А фраза Полины Андреевны «Наше время уходит» играет с ней злую шутку, и ее постаревшее, измученное лицо станет таким же блеклым, как и само платье – жизнь как будто медленно угасает в ней.

Контрастные настроения декораций и нарядов подчеркнули то же самое состояние героев. От чистоты и наивности, которые излучает Нина Заречная в первом акте, во втором не остается и следа. Незадолго до финала к Треплеву выходит девушка, одетая во все черное, с жутким макияжем на лице и окрашенными волосами. В этой клоунессе погорелого цирка Треплев едва ли узнает свою бывшую возлюбленную. В пропитом голосе уже никогда не прозвучат та легкость и мелодичность, а рука всегда будет наполнять стопку до самых краев.

Теперь уже Заречную мало что отличает от декадентки Маши. Возможно, Треплев этого и не смог пережить. Тогда, два года назад, он подстрелил не чайку, а саму Нину Заречную. Рана загноилась, воспалилась – и вот результат. 

Конечно, в этом актерском ансамбле нельзя не выделить Татьяну Бурнакину, исполняющую роль Аркадиной. Возможно, Чехов прописывал её более тонкой натурой, но Григорий Лифанов добавил в этот образ немного вульгарных настроений. Дворянке они вряд ли были свойственны. Но Аркадина – актриса, ей простительно.

В какой-то момент начинает казаться, что если на одну чашу весов поставить Бурнакину, а на другую – весь остальной состав, то центр тяжести сместится в её пользу. Но это заблуждение постепенно рассеивается, когда присматриваешься к игре Марии Кондратенко, исполняющей роль своей чеховской тезки. За весь спектакль её не поймаешь на заламывании рук, ни на завышенных тонах и надрывных речах. Наблюдая за тем, как она произносит чеховский текст и смотрит на собеседника, понимаешь – вот человек, он душевно болен и глубоко несчастен. 

Что касается Евгения Овсянникова, исполняющего роль Треплева, то было видно, что он понимает свой персонаж и старается сыграть «как положено». Но стараться можно на первых репетициях, а на сцене перед зрителями надо жить. В каких-то моментах Треплев вдруг резко оживал, но следующую реплику вновь произносил актер Евгений Овсянников.

Николай Нечаев, играющий Тригорина, вызывал двойственные чувства. Вероятно, его холодность и отсутствие всякой жизни во взглядах и репликах – задумка режиссера и, возможно, даже самого Чехова. Инфантильный человек, не способный по-настоящему любить, наверное, так себя и ведет. В этом случае эмоции были бы не в пользу этого образа. Но, так или иначе, писателя, в котором «природа возбуждает страсть», хотелось бы видеть более живым.

Нельзя не отметить некоторые нестандартные режиссерские приемы. Бережное обращение с текстом классических произведений лично у меня всегда вызывает восхищение. Одна из последних сцен пьесы, когда герои играют в лото, не несет, казалось бы, никакой смысловой нагрузки. Болтовня, одним словом. Затем идет финальная сцена – встреча Треплева и Заречной. Однако Лифанов не уводит героев со сцены, а отправляет их за цветные витражи играть в лото. Параллельно Нина объясняется с Костей. Мы вновь наблюдаем элемент символизма. Расплывчатые силуэты будто характеризуют душевное состояние чеховских персонажей – никакой определенности. А в этот момент решается судьба Треплева, где все определит один выстрел.

И как всегда, вопрос на миллион – о чем эта «Чайка»? На мой взгляд, о том, что нелюбовь, равнодушие и потеря ориентиров образуют смертоносную машину, которая уничтожает на своем пути все живое, калечит и уродует людей, ломает жизни. В этом мире, созданном Чеховым, все хотят любви, но никто не любит; все хотят быть услышанными, но никто не слышит; все хотят быть замеченными, но никто никого не замечает. Это история об инвалидности душ, которые из прекрасных чаек превращаются в персонажей странного театра.

Арсений Веденин
Фото Татьяны Миронюк

 83 Всего просмотров



рецензия, театр Луначарского, Чайка, Чехов,

Поделиться:

Похожие посты

Новаторства не будет: в Севастопольском ТЮЗе Яна Тумина ставит «Нос» Гоголя

24 и 25 апреля на сцене Севастопольского ТЮЗа состоится долгожданная премьера – спектакль "Нос" по повести Николая Гоголя в постановке петербургского режиссёра Яны Туминой. Как отмечают авторы инсценировки, зрителей ждёт спектакль-трансформация, спек

В Севастополе пройдут гастроли Свердловского академического театра драмы

Свердловский академический театр драмы возвращается в Севастополь спустя 6 лет.  С 1 по 4 мая на сцене театра имени Луначарского будут представлены самые знаковые постановки, собирающие на родной сцене неизменные аншлаги. Первым спектаклем гастрол

Мир семьи Турбиных: Иван Миневцев рассказал о своей «Белой гвардии»

«Белая гвардия» — одно из самых знаменитых произведений Михаила Афанасьевича Булгакова. Оно неоднократно экранизировалось, а также ставилось на сцене драматических театров. Уже совсем скоро севастопольцы смогут увидеть новое прочтение романа русского

«Бездонное озеро» проблем: вы не захотите пропустить эту премьеру

Ещё не были на премьерной постановке Севастопольского ТЮЗа? Ну, тогда торопитесь! Окунуться в «Бездонное озеро» можно будет уже совсем скоро — 10 и 29 апреля. На сегодняшний день инсценировку пьесы молодого драматурга Марии Завадской успели оценить м

«Встретимся в пути»: о фильме Хлои Чжао «Земля кочевников»

Два качества, которые определяют фильм «Земля кочевников»: умный и человечный. И если ум и человечность всё ещё высоко ценятся, это вселяет надежду. В российском кинопрокате идёт тихое и печально-счастливое кино от режиссёра Хлои Чжао. Не

Новости ForPost

Метки

Дворец культуры рыбаков Динопарк дети Опера в Херсонесе вокал арт-отель "Украина" Конкурс красоты Федюхины высоты Театр имени Луначарского Михаил Булгаков фестиваль История Санкт-Петербург современное искусство Севастопольский ТЮЗ благотворительность Сергей Шнуров Мастер и Маргарита Александр Петров Психо Дель Арт художники театр Афиша Севастополя опера День рыбака искусство творчество Конкурс "Живая классика" Золотая балка Достоевский Музей-заповедник "Херсонес Таврический" карантин Импровизационный батл Крымский военно-исторический фестиваль Театральная улица шоу открытие сезона Балаклава Эрмитаж фильмы День ВМФ Фонд «Живая классика» мастер-классы выставка #WineFest кино кинорецензия онлайн-марафон выставки День Победы Севастопольский военно-исторический музей-заповедник концерт театр Луначарского СЦКиИ Севастопольский офицерский бал Крымская война Бесы праздник живопись поэзия Кванториум Клим Шипенко VII Большой Севастопольский Благотворительный Офицерский Бал «Победа!» Великая Отечественная война театр драмы "Психо Дель Арт" художник СевТЮЗ изоляция Живая классика Молодёжь Лев Толстой ДКР Крымская весна Море коронавирус кинофестиваль Святой Владимир театр танца Вадима Елизарова 75 лет Победы Музеи онлайн 9 мая группа Ленинград Театр им. Кукол спектакли самоизоляция Фёдор Достоевский Большой севастопольский офицерский бал Херсонес конкурс балет Григорий Лифанов Россия Севастополь Анна Каренина Херсонес Таврический Ольга Панкратова пандемия книги музыка Картины спектакль