Светлана Бутузова: «Мы можем соврать словами, глазами, но не движением»

20-03-2018 19:20

Что может заставить человека, сделавшего себе имя в родном городе, вдруг всё «обнулить» и уехать осваивать новые пространства? Хотя, если задуматься, то слово «обнуление» здесь вряд ли будет уместно. Накопленный опыт, успешные реализованные проекты, смелые идеи — этот творческий багаж всегда при нас. Скорее речь идёт об извечной человеческой потребности — с одного круга жизни переходить на другой. Деятельность танц-терапевта Светланы Бутузовой — это исцеление через движение. А может ли человек, исповедующий этот принцип, всё время быть на одном месте? В движении — жизнь, смысл и суть… 

Светлана Бутузова рассказала ForPost+Афиша, что она лично вкладывает  для себя в это особое слово — «движение».

— Светлана, когда мы говорим о понятии «хореограф», мы, в принципе, понимаем, о чем идет речь. Это человек, который ставит танцы и профессионально занимается танцами, а что подразумевается  под понятием танц-терапия? Для чего это нужно и кому?

— Ну, во-первых, это нужно всем людям, которые хотят связать свою жизнь со сценой, но и также обычным «простым смертным». Мне кажется, что мы очень часто живем только в голове, а какие-то проблемы и  зажимы оставляем в теле и не даем ему проявляться. А в этом может помочь танцевальная терапия. Если мы говорим про пластический спектакль, то он строится на том опыте, с которым к нам приходят люди и мы проживаем его в безопасной для них среде. Мы решаем их проблемы, а какие-то решения они находят сами. Иными словами, происходит терапия через движения.

— Насколько я знаю, вы приехали в Севастополь из Архангельска. Там у вас было свое арт-пространство, где вы реализовывали интересные проекты. Что вас заставило уехать из родного города, где вы заработали себе имя и репутацию?

— Я очень люблю свой город. Очень люблю свою известность там. Может быть, пришло время поработать с другими людьми, потому что я не выезжала куда-то и делала всё для того, чтобы быть полезной там, где во мне нуждаются. Но когда я приехала в Севастополь, то поняла, что здесь мои знания тоже будут полезны. Проект “неМы”, отчасти был создан для того, чтобы собрать простых людей и прожить их истории на сцене. 

— С актёрами “Того еще театра”, перед тем, как они уезжали на учёбу к Константину Райкину для повышения своей квалификации, вы занимались танц-терапией. Такая форма общения выявила у них какие-то болевые точки, внутренние конфликты? Это  им помогало  раскрепоститься?

— Наверное, это надо спросить у них. Но, на мой взгляд, у нас была не совсем терапия, а больше пластика. У актеров, несмотря на то, что они актеры, есть телесный зажим. Мы в основном работали с телесными зажимами и с раскрепощением тела, чтобы оно могло выражать то, что они переживают или роль, в которой они находятся. 

— В свое время вы брались за постановку “Иисус Христос — супер-звезда”. Имело ли это какое-то отношение к оригинальной рок-опере или это был ваш  личный танцевальный проект?

— Вообще, это был мюзикл. Там все исполнялось живьем. У нас была группа из 36 человек. Часть из ребят были танцорами, а остальные — вокалистами и музыкантами. Это была не моя идея. Ко мне пришла одна моя очень хорошая знакомая и предложила поставить этот мюзикл. Мы взяли за основу  фильм 70-х годов и подали его через своё видение. Мы решили разделить вокалистов и танцующих: у нас было два  Иисуса и две Марии Магдалины. Каждый из них отыгрывал свою часть: голосовую играли вокалисты, а телесную — танцоры. Я горжусь, что этот проект у нас получился. Он мне очень нравится и я сейчас до сих пор о нем вспоминаю с теплом.

— У вас был еще один танцевальный проект об онкобольных. Вы его посвятили своей подруге, которая излечилась от рака. Как возникла идея взяться за такую тему? 

— Сейчас вокруг очень много людей, которые заболевают онкологией, но и есть те, которые излечиваются от неё. Это очень страшно, когда твой близкий человек заболевает какой-то болезнью, от которой можно умереть. Дело в том, что мы поставили этот спектакль уже после того, как моя подруга излечилась. Мы решили рассказать, как это было. Хотелось, чтобы те люди, которые сидели в зале, поняли, что рак — это не просто какое-то вирусное заболевание, что все болезни всё равно идут от нашего отношения к жизни. Поэтому мы сделали такой проект и сыграли его только один раз. Но он был нужен и нам, тем, кто сидел в зале.

— Вас ведь интересуют не только танец и театр, вы ещё занимаетесь и кино. В данный момент вы снимаете короткометражный фильм с Анной Карелиной в главной роли, художественным руководителем  “Того еще театра”. Расскажите немного о картине. 

— Переехав в Севастополь, я какое-то время жила в Балаклаве, и, естественно, приходила на набережную, когда возникали какие-то мысли, сценарии в голове, спектакли. Там я достаточно долго наблюдала за одной интересной девушкой. Она меня  натолкнула на мысль о том, что есть такие люди, которые немножечко потерялись. Они потерялись по жизни, у них случилась какая-то внутренняя остановка. Они вроде бы живут эту жизнь, но не проживают её. У меня возникла идея и я ей сразу поделилась с Аней Карелиной. Мне кажется, что внутренне она очень подходит для этой истории. Мы всё обсудили, продумали детали и как-то раскрыли для себя эту историю. Мы сейчас находимся в стадии подготовки. Я думаю, что эта короткометражка будет интересной, потому что мы туда добавили волшебства. Здесь мне все кажется волшебным, в том числе, и в Балаклаве. 

— Светлана, если брать европейских хореографов, то кто из них ваш кумир? Чьими принципами работы вы  руководствуетесь в своей практике?

— В любом случае, я слежу за всеми. Есть определенные моменты, которые уже кем-то сделаны. Кажется, что ты работаешь над каким-то проектом и тем самым изобретаешь заново колесо. А когда понимаешь, что подобное уже кто-то делал до тебя, можно двигаться дальше. То, что сейчас происходит  в России — это в разы отличается от того, что творится в Европе. Естественно, мы отстаем, потому что мы занимались совсем другим, когда европейцы развивались в этом направлении. Но у нас есть очень хорошая способность. Мы очень быстро схватываем суть и уходим в глубину. Поэтому, когда я сюда приехала, мне показалось, что у меня получится. У меня получится объяснить и углубиться в такие моменты, которые не хочется иногда видеть. Может быть, даже больно видеть, но зато — они несут правду. У меня есть такое убеждение, что движение не врёт. Мы можем соврать словами, глазами, но не движением. Тело не врёт.

— 14 марта на сцене Театра танца Вадима Елизарова состоялась премьера вашего пластического спектакля “неМы”. Молодые люди более часа говорили со зрителями на языке тела. В этот перфоманс были вложены только их личные переживания? А что насчёт вашей истории?

— Здесь и истории людей и мои. Моё видение их историй. Мои истории в их видении. То есть, это такое переплетение. Все, кто пришел — они реально потрудились и вложились по полной. Это очень сложно — быть на сцене собой. Ведь все мы очень любим играть. Вот мы и занимались 1,5 месяца тем, что шли этот путь к себе — чтобы выйдя на сцену, мы не побоялись зрителям явить своё «я». Может, там были даже шокирующие вещи, но я за правду, за ту правду, которая заставляет задуматься — о, ведь у меня в жизни также, и я так больше не хочу. Хочу как-то по- другому. 

Беседовал Арсений Веденин
Фото: страница «ВКонтакте» Светланы Бутузовой

 483 Всего просмотров



Поделиться:

Похожие посты

«Не бойся быть счастливым»: тихая история с громким эхом

Премьерный спектакль по пьесе Алексея Арбузова «Мой бедный Марат» — личное высказывание луначарцев, которое отчасти звучит на языке кинематографа. Эта постановка отличается от других спектаклей Григория Лифанова. Вы не увидите привычный почерк режисс

Навстречу «Алым парусам»: в Севастополе проходят закрытые показы спектакля-феерии по Грину

В Севастопольском ТЮЗе вовсю оттачивают новую постановку — премьеру грантового конкурса. Мюзикл «Алые паруса» появится в репертуаре театра в январе, но уже соб

Искусство требует жертв: какими усилиями бункер превращают в арт-объект?

Идея создания Арт-резиденции К-22 наделала в Севастополе много шума: кто-то помогал, кто-то был против, а кто-то и вовсе пытался помешать. ForPost-Афиша побеседовала с Екатериной Прилепской, руководительницей проекта, и узнала чуть больше о конфликте

Луначарский встречает гостей: шедевры оркестровой музыки в исполнении коллектива Московской филармонии

17 сентября на сцене театра им. А.В. Луначарского состоялась премьера первого концерта в рамках «Симфонических вечеров».  На сцене выступили участники и солисты ведущего российского коллектива —  Академического симфонического оркестра Московской фила

Фестиваль «Extreme Крым» отпраздновал 10 лет своего существования

«Extreme Крым» – это не только фестиваль на мысе Тарханкут, в Оленёвке, это ещё и экосистема проектов для отдыха, творчества и активного образа жизни. На территории оборудован парк – это место, где можно отдохнуть, заняться спортом; пляж – обустроенн

Новости ForPost

Метки

Психо Дель Арт Фонд «Живая классика» творчество Крым СевТЮЗ искусство Анна Каренина Севастопольский ТЮЗ фильмы Александр Петров Театр Лавренёва День ВМФ Фёдор Достоевский ДКР музыка Крымский военно-исторический фестиваль Новый год фестиваль «Природа Искусства» танцы Михаил Булгаков История Сергей Шнуров спектакль художники Эрмитаж рецензия Сергей Безруков Севастопольский военно-исторический музей-заповедник концерт Ольга Панкратова театр Достоевский Опера в Херсонесе ЦГБ им. Л.Н.Толстого Молодёжь Музеи онлайн театр драмы "Психо Дель Арт" кинофестиваль Святой Владимир Живая классика Санкт-Петербург СЦКиИ фестиваль Дворец культуры рыбаков Музей-заповедник "Херсонес Таврический" праздник 75 лет Победы художник Лев Толстой Федюхины высоты Море Таврида-АРТ Конкурс красоты мастер-классы Театральная улица театр Луначарского Херсонес Театр имени Луначарского Валерий Либа Мастер и Маргарита Афиша Севастополя спектакли самоизоляция Россия «Оперные вечера в Севастополе» Картины поэзия Конкурс "Живая классика" Великая Отечественная война Севастопольский театр оперы и балета День Победы карантин живопись Клим Шипенко Театр танца им. В.А.Елизарова опера Золотая балка арт-отель "Украина" выставка изоляция Большой севастопольский офицерский бал 9 мая Андрей Маслов кино коронавирус Бесы дети Григорий Лифанов Музей обороны Севастополя балет Севастополь Мода выставки Мариинский театр книги Херсонес Таврический Театр им. Кукол Фестиваль «Таврида — АРТ» Виталий Либа Динопарк Балаклава