Меню
Мы Вконтакте
FB

«Пигмалион», или «Бюджетный Шерлок Холмс»

By In Рецензии, Спектакль, Театр, Театр имени Лавренёва On 21.03.2019


16 марта в драматическом театре имени Б.Лавренёва состоялся спектакль «Пигмалион», поставленный по одноименному произведению Бернарда Шоу. Портал InCrimea опубликовал рецензию Олега Турчановича, где он проводит весьма честный анализ всего увиденного. Говорите, в Севастополе нет театральной критики? Пока нет, но уже очевидно, что сегодня подрастает поколение театральных журналистов, мнение которых завтра будет иметь определенный вес. И это очень радует.

Эльза Дулитл — главная героиня комедии. Она торговка цветами, чья речь и манеры, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Её можно смело назвать и невежей, и невеждой, не задумываясь о различии значений. Ведь и то и другое — о ней.

Но такое положение дел не устраивает девушку, она понимает, что из-за необразованности многого лишается в жизни. Тем более у неё есть мечта — стать продавщицей в цветочной лавке. Поэтому Эльза обращается к профессору Хиггинсу, чтобы взять у него уроки фонетики. Профессор соглашается, заключив пари с другом. Он обещает, что за 3 месяца сделает из уличной торговки светскую леди.

Завязке спектакля почему-то отводится целый акт в этой, и без того длинной, постановке. Зрителя пытаются убедить, что действие разворачивается в старой Англии. В первой же сцене происходит знакомство большинства героев — конечно же, под дождем. Дождь и собирает их вместе, и отпускает по своим делам. «Кстати, дождь закончился», — говорит один из персонажей, после чего все и расходятся. Герои так увлеклись, что и забыли о дожде. Правда, у меня сложилось впечатление, что никто о нем и не вспоминал.

Зрителя постоянно пытаются в чем-то убедить. Профессор Хиггинс — гений фонетики, как Шерлок Холмс, он может определить место рождения человека лишь по его манере говорить. Правда, стоит заметить, что детектив делал это по виду грязи на ботинке. Хиггинс тоже мизантроп, полностью отдающийся своему делу. У него есть друг — полковник Пикеринг. Британский офицер, побывавший в Индии. Настоящий джентльмен. Да у профессора даже строгая экономка есть! Вылитый Холмс, но не вылитый…

Странно обвинять актеров в том, что они не дотягивают до уровня игры Ливанова или Камбербэтча. Странно также ставить актёрам подобные задачи.

Зрителя пытаются убедить, что Эльза — безнадежная провинциалка. Что она грязна, что ужасно говорит. Вот только об этом лишь рассказывают. Если Эльзу необходимо «отбелить», так испачкайте ей лицо! Если нужно научить её выражаться, придумайте что-нибудь, кроме «шоканья», «чёканья» и неправильных ударений.

Весь первый акт наблюдаешь за этим с каким-то сожалением и снисхождением.

Во втором акте актёры перестают показывать и начинают играть. Уже нет этих комичных, нелепых образов. На передний план выводятся конфликты, спектакль становится серьёзнее, актёрам начинаешь верить.

Вот только обсуждаются и разрешаются во втором акте конфликты, практически не заявленные в начале. Эльзу не устраивает отношение к ней Хиггинса. Она сетует на поведение профессора, на взваленные на неё обязанности. Но обо всем этом зритель узнает постфактум, со слов героев. Почему? Потому что сам процесс обучения не показан. Нет основной части, во время которой герои раскрылись бы, а связь между ними и, наоборот, противоречия обнажились. Есть до и после. Первый акт и второй. Завязка и развязка.

Конечно, все ясно из контекста, но в театре ведь должны не рассказывать, а показывать. Разве не так? Спектакль, безусловно, должен оставлять вопросы. Но не такие.

Вот кто не вызывает вопросов, так это актёры второго плана. Они были великолепны. И обаятельный мистер Дулитл, и строгая, но справедливая мама профессора, и даже массовка, эпизодически появлявшаяся, чтобы в танце поменять декорации.

Очень надеюсь, что никого не обидел и не расстроил своим щелкопёрством.