В «Ночь искусств» севастопольцы вспоминали «Петровскую эпоху»

06-11-2017 19:18

В театре имени Луначарского в рамках всероссийской акции «Ночь искусств» состоялась встреча с режиссером Владимиром Петровым. Пятилетие его руководства севастопольским театром называют «Золотой эрой» или «Петровской эпохой». Владимир Сергеевич вспоминал не только свой творческий путь, но и рассуждал о нынешнем поколении, современной цензуре, а также рассказал о последней работе – спектакле «Фредди, Фред и Фредерик». Оценить премьеру севастопольские театралы смогут уже 18 ноября.

«В театре Луначарского мне объявили забастовку»

Общение с севастопольцами Владимир Петров начал с «путешествия в прошлое». Он до сих пор с огромной теплотой вспоминает свой «севастопольский период».

«Время, которое я провел в Севастополе – одно из самых светлых и радостных. Тогда у севастопольцев был небывалый всплеск интереса к театру – билеты раскупались молниеносно и люди даже были готовы висеть на люстрах, чтобы увидеть тот или иной спектакль. Это был конец той эпохи, когда партийные органы очень жестко контролировали все, что мы показывали зрителям. И когда к власти пришел Горбачёв, разрешали ставить практически всё. А за «время молчания», пока я работал в Риге, скопилось очень много материала, который хотелось бы пустить в работу. Вот я его на город и «выплеснул». Получилось удачно.

Однако, мне не всё нравилось в Севастополе. Это был закрытый город, и мы не могли никого приглашать. Мы с директором театра исследовали город на зрительский интерес и выяснили, что Севастополь рассчитан максимум на 30 аншлагов. Жители Камышовой бухты и Северной стороны в театр практически не ходили, да и контингент был немного другой. Приезжают моряки после полугода отсутствия – какой театр? Жена, друзья, вино, домино. Была необходимость постоянного обновления репертуара. Ты долго вынашиваешь какую-то идею, долго строишь спектакль, а он очень быстро отсматривается любителями. А мне было трудно мириться с таким положением вещей. После наших гастролей в Киеве меня пригласили на должность художественного руководителя в театр Леси Украинки. И я согласился. Тем более, что в Киеве был мой дом. Я там родился, окончил институт, там были мои друзья. Я помню, когда сказал о своём уходе труппе, мне объявили забостовку – пригрозили тем, что не выйдут на сцену, если я уйду. Мне это было очень приятно. В итоге, я их упросил».

Война кланов

«Однако, и в Киеве не всё случилось гладко. В театре Леси Украинки были две звезды — Ада Роговцева и Валерия Заклунная. Они друг с другом никогда не соперничали, но вокруг них сформировались два клана – клан Заклунной и клан Роговцевой. Приходящий главный режиссер должен был строить репертуар либо на Роговцевой либо на Заклунной. Если кто-то брал Роговцеву, как идеал, то клан Заклунной начинал действовать. Рано или поздно, режиссера, который держал Роговцеву, просто напросто съедали. Появлялся клан Заклунной и репертуар строился на нее. Клан Роговцевой, увидев такое безобразие, начинал делать то же самое. Режиссер, в среднем, выдерживал два-три года, а затем уходил. Я же сделал ставку не на Роговцеву или Заклунную, а на молодежь. И два клана впервые в жизни объединились, чтобы от меня избавиться. Каждый раз на работу я шел как в тигрятник.

Через три года я ушел, и некоторое время был в свободном плавании. Затем меня пригласили в Омск. В Омске я поставил несколько очень хороших спектаклей, получил там звание и «Золотую маску» за «Женщину в песках». Всё было хорошо, но, как всегда, до поры до времени. Директор театра стал считать, что все спектакли, которые я ставлю, должны быть номинированы на «Золотую маску». А мне казалось, что это совершенно не творческий подход и это не может быть главной целью. Главная цель – это то, что мы показываем нашим зрителям и делаем для нашей труппы. В этом вопросе мы с директором не смогли достигнуть взаимопонимания и я ушел.

Затем был период работы во МХАТе, где я поставил несколько, как я считаю, хороших спектаклей. А также читал лекции студентам школы-студии. А потом меня позвали в Воронеж. Но меня встретил не презентабельный театр, а старое здание, затянутое зелёной стекой. В течение долгого времени каждая политическая партия, приходившая к власти, обещала построить театр, но, увы. А кто-то даже хотел выкупить здание под гипермаркет и автосалон. Мы договорились с губернатором, и он дал мне карт-бланш. Я отвечал за дизайн, свет, механизацию сцены. У меня, наконец-то, появилась возможность создать театр таким, каким я его понимаю и вижу».

«Что после нас остаётся?»

На встрече с Владимиром Петровым также не обошли стороной одну из самых актуальных тем в театральном Севастополе – премьеру спектакля «Фредди, Фред и Фредерик», которая состоится 18 ноября. Однако, Владимир Сергеевич не стал вдаваться в подробности сюжета, но рассказал, почему решил обратиться к такой серьёзной драматургии.

«Пьеса Жана Ануя «Арест» никогда не переводилась на русский язык. Она как-то прошла мимо двухтомника писателя. Хочу сразу попросить – если пойдете на наш спектакль – не уходите после первого действия. Вроде бы, будет ничего непонятно. Зрителей ждёт наслоение нескольких событий и жизней. Вначале появится много вопросов – кто эти люди, откуда они взялись, куда исчезают? И только в конце всё сложится в одну мозаику. Это очень сложная драматургия. Я выбрал её, потому что мне хочется говорить с севастопольцами о серьезном. А ведь можно было поставить легкую комедию. Мне предлагали восстановить спектакль «Театр». Но моё отношение к зрителям и мой возраст предполагают, что я хочу говорить с ними о том, что меня волнует, о чем болит мое сердце. Жизнь проходит и что после нас остается? Я не думаю, что кого-то не волнует эта тема».

Одна из участниц встречи обратилась к Владимиру Петрову и выразила надежду, что однажды он вновь возглавит театр Луначарского, что ознаменует возвращение «Петровской эпохи». Годы его руководства – 1985-1989 – до сих пор считают «золотой эрой» театра. Отвечая, режиссёр, затронул тему поколений.

« Во МХАТе, еще до революции появился легендарный спектакль – «На дне». На нём выросло два поколения русской интеллигенции. Люди в бобровых шубах стояли ночами за билетами, около бочек с дровами и с углем. Я слышал запись этого спектакля по радио. Станиславский там исполнял роль Сатина. Но он не разговаривал, как сейчас это делают актеры, а буквально пел свой текст. Театр – это искусство интонаций.

Новое поколение иначе шутит, иначе объясняется в любви, иначе подкалывает. Представители современной молодёжи совершенно другие. Мы для них динозавры. Должен прийти новый, молодой, индивидуальный и яркий режиссер, который будет слышать новое поколение, отвечать ритмическому звучанию голоса молодежи. Многие мои коллеги говорят, что ушла эпоха великих артистов. Где Ульянов, Борисов, Лебедев, где молодая Доронина? А нынешнее поколение их не знает, им интересны совершенно другие люди. И это правильно. Видели ракету, которая выходит в космос? У неё корпус, а по бокам разгонные двигатели. Так вот мы, старшее поколение, разгонные двигатели для молодёжи. Мы выводим их на орбиту, отцепляемся и сгораем в атмосфере. А они летят дальше».

«В искусстве может быть всё, если оно доказательно»

Владимира Петрова также спросили, смог бы он работать в комиссии по цензуре. Касательно этого вопроса, у Владимира Сергеевича есть своя чёткая позиция.

«Я считаю, что цензура не нужна. Я думаю, что людей нужно воспитывать так, чтобы понятие добра и зла у них было внутри – в совести, в собственном чувстве меры, во вкусе, который должен быть у каждого руководителя. А режиссер – это руководитель. Он берет на себя ответственность перед большим количеством людей. И если этого чувства у него нет, то он просто не сможет заниматься профессией. Чем выше человек взбирается по лестнице культуры, тем хуже он относится к цензуре.

В искусстве может быть всё, за исключением каких-то крайностей: педофилия, нацизм, каннибализм. Всё имеет право на существование, если оно доказательно. Был такой очень серьезный театральный критик Пеатровский, который печатался в газете «Правда». Консерватор до мозга костей. Он мне рассказывал, какую потрясающую постановку видел в Калькутте – «Отелло». Весь спектакль построен не на зависти Яго, а на его безумной жажде Дездемоны. Финал спектакля такой: лежит мертвая Дездемона, врывается Яго и совершает половой акт с трупом. И Пеатровский мне говорит – если бы мне это рассказали словами, я бы ужаснулся, но на сцене это было так доказательно! Вот до какого ужаса может дойти человеческая страсть. Если владеть инструментом, можно убедить в чём угодно, даже переходя общепринятые нормы. Искусство – это возможность и умение создать свой мир и пригласить в него мир зрителей. Если этот мир получился – будут кричать «браво», если нет – встанут и уйдут. Ну а цензура – это плохо, на мой взгляд».

«А как же законы?», — прозвучал вопрос из зала.

«Законы – это не цензура. Люди договариваются изначально. Если не будет страха наказания, то страшно представить, во что превратиться наше общество. Ведь мы – животные, высокоорганизованные, но животные. И мы все хотим найти свое место под солнцем. Если вы мне мешаете, я беру топор и расправляюсь с вами. Нет проблемы. Если бы не законы, мы бы уже давно поубивали друг друга. Государство для того и создано, чтобы как-то всех нас помирить, чтобы мы могли друг друга уважать и соблюдать какие-то законы. Иначе нас ждёт первобытный строй».

Арсений Веденин
Фото Татьяны Миронюк

 13 Всего просмотров



Поделиться:

Похожие посты

На ночь глядя: 15 фактов о «Звонке», которые вы могли не знать

Американский фильм ужасов «Звонок» о видеокассете с "записью-убийцей" в 2002 году напугал весь мир. Когда мы искали тему для сегодняшнего материала, то узнали, что во второй половине нулевых по Сети гуляли жуткие видео, которые наносили непоправимый

Невероятная жизнь Ханнеса Беккера: фотографии, от которых захватывает дух

Ханнес Беккер — немецкий фотограф, оператор дрона и путешественник. В его объективе не только страны, популярные среди туристов, но и малоизвестные места нашей планеты. За приключениями Ханнеса наблюдают 1,5 миллиона подписчиков в Instagram.

Культура в твоём телефоне: 10 мобильных приложений для жаждущих искусства

Человечество с каждым годом всё больше уходит в онлайн. И надо признать, что в эпоху пандемии этот процесс ускорился. Сегодня смартфон практически стал нашим продолжением. А когда ещё ощущаешь острый дефицит культуры в своей жизни, виртуальное простр

Идя «Дорогами Победы»: фестиваль «Севастополь 1941-1944» пройдёт в режиме онлайн

6 декабря для всех любителей истории состоится трансляция военно-исторического фестиваля «Севастополь 1941-1944». Главным событием станет реконструкция боя крымских партизан против немецких и румынских войск, которая пройдёт в онлайн-режиме из-за огр

Новости ForPost

Метки

выставки Херсонес Таврический живопись кино Море карантин День ВМФ Психо Дель Арт День Победы театр Луначарского Театр танца им. Вадима Елизарова Динопарк спектакль Бесы театр танца Вадима Елизарова художники коронавирус Кванториум балет роман "Текст" Конкурс "Севастопольская красавица - 2020" Великая Отечественная война ДКР Музей-заповедник "Херсонес Таврический" Клим Шипенко Конкурс красоты мастер-классы онлайн-марафон группа Ленинград опера День рыбака Мастер и Маргарита конкурс Большие гастроли благотворительность День театра Онлайн-экскурсии Дворец культуры рыбаков Александр Петров дети театр праздник Достоевский Ольга Панкратова вокал Херсонес Картины выставка фильмы СЦКиИ художник Новый год в Севастополе изоляция 9 мая творчество Лев Толстой Севастопольский военно-исторический музей-заповедник Дмитрий Глуховский #WineFest Театр имени Луначарского Севастопольский офицерский бал Музеи онлайн Международный день танца Золотая балка Федюхины высоты Театр им. Кукол Севастопольский ТЮЗ самоизоляция Конкурс "Живая классика" открытие сезона спектакли видеосервис "START" Константин Богомолов Молодёжь Григорий Лифанов Балаклава музыка пандемия Фёдор Достоевский Театральная улица концерт поэзия фестиваль Крымский военно-исторический фестиваль шоу Живая классика 75 лет Победы книги Опера в Херсонесе Анна Каренина История Сергей Шнуров Севастополь СевТЮЗ кинофестиваль Святой Владимир Импровизационный батл Большой севастопольский офицерский бал искусство Фонд «Живая классика» VII Большой Севастопольский Благотворительный Офицерский Бал «Победа!»