Театр-хирург, или Хроника одной болезни

01-08-2017 16:02

В последнее время я часто задумываюсь, что, вообще, есть современный театр? Наверное, чтобы хоть как-то разобраться в этом явлении, надо понять каким образом «новые театры» общаются со своим зрителем. Очевидно одно – «классический метод», где зритель узнает себя и смеется над собой – совершенно не их история. Обороты набирает иная фишка – эмоциональное мочилово, иными словами – шоковая терапия. Одним из таких «обухов по голове» на «Zакрытом покаZе» для меня стал спектакль Андрея Маслова «Кокон: хроника женского безумия».

Впервые «Кокон» я посмотрел в году 2008. Собственно, тогда и состоялось мое знакомство с «Психо Дель Арт». Выходил из зала сам не свой… Думал про себя: я действительно сидел в кресле? Ибо по ощущениям – электрический стул, не меньше. С подобным «театральным андеграундом» я тогда столкнулся впервые.
И вот проходит 9 лет. Нелёгкая заносит меня в качестве жюри на X фестиваль малых театральных форм «Zакрытый покаZ». Происходит моя вторая встреча с «Коконом». Перед спектаклем, признаюсь честно, переживал. Все-таки, прошло немало времени – восприятие многих моментов могло быть совершенно иным. Да и актриса другая. Тогда мне Анна Школяр казалась идеальным воплощением женского безумия. «Потянет ли Анна Дымант такой сложный материал?», — думал я. В некоторых ее работах мне не хватило убедительности, а ведь «Кокон» — это сплошной оголённый нерв. Всё то, что стало происходить после привычного предупреждения о «генераторах белого шума», окончательно развеяло всякие сомнения о спектакле и о самом актёрском таланте Анны Дымант. Как выяснилось, он, зараза, есть.

Специально для «Zакрытого покаZа» Андрей Маслов решил представить немного расширенную, «фестивальную» версию «Кокона». Зрители оригинальной постановки помнят, что действие начинается с того, как Маша приводит в свой дом (точнее, приносит на себе) молодого парня в отключке – очередную жертву. В этот раз Маслов решил выйти за пределы одной «пыточной комнаты» и начать историю с другой камеры пыток – кабинета главврача психбольницы (кстати, не меньше больного, чем сама Маша). Режиссер показывает уже последствия женского безумия, а из оригинальной истории делает флэшбэк. Добавив в спектакль такой значимый эпизод, Маслов заявляет очевидное – в этой жизни всё очень зыбко – палач и жертва могут поменяться местами в любой момент.


С другой стороны, Машу едва ли можно назвать палачом. Как не крути, она везде жертва, жертва самой себя. Перед зрителем предстаёт женщина с искалеченным сознанием и надломленной психикой. Желание Марии быть любимой с годами перерастает в маниакальную потребность. Её до предела раскалённый рассудок смещает все возможные акценты, и главной целью уже становится не любовь, а безграничная власть над мужчиной. Игрушка в руках хищницы обречена, но ведь сознание куда сильнее и изворотливее: его игрушкой может стать и сама хищница.

И в этом смысле перед Анной Дымант стояла невероятно трудная задача – очень честно прожить эту драму: когда человек – марионетка в руках собственного сознания. И в этот раз я увидел совершенно другую Дымант. Каждый новый образ, в который входит любая актриса я бы сравнил с платьем: у одних молния застегивается легко и сразу, у других – с невероятными мучениями, у третьих –просто расходится на полпути. В случае с Анной было ощущение, что она вообще это платье никогда не снимала. Образ обезумевший хищницы был прожит настолько красочно, эмоционально и уверенно, что было очевидно – актриса и роль нашли друг друга. Человеческая психика – это огромная конструкция со множеством винтиков и болтиков. И Анна, на мой взгляд, почти виртуозно обошлась с этим механизмом – в течение всего действа раскручивала эти винтики-болтики в нужной последовательности и с правильно выбранным темпом. И вот итог: в финале вся эта махина под названием «женская психика» с грохотом и треском летит на зрителя. В общем, Анну Дымант я открыл для себя заново.

Исходя из всего написанного, можно сделать определенный вывод – у классических и современных театров совершенно разные задачи. После академических постановок зритель выходит весь одухотворенный и с каким-то невероятным внутренним подъемом. Покидая, так сказать, «андерграундные» театры, он, наоборот, опускается на минус 3 этаж своей души. Бродя с фонариком по ее закоулкам, он делает много открытий – порой не самых приятных. Наверное, не случайно, во главе такого «нового» театра как «Психо Дель Арт» стоит бывший врач – ведь многие болезни современного общества надо лечить именно хирургическим путём и без всякой анестезии.

Арсений Веденин

Фото автора, Ольги Базуриной

 484 Всего просмотров



Поделиться:

Похожие посты

«Блондинка»: хроника страданий Мэрилин Монро

Спустя 60 лет Мэрилин Монро продолжает оставаться культовой персоной мира Голливуда. Её стиль — в творчестве тысяч «вдохновившихся», а сияющее от улыбки лицо — на рекламных постерах и старых афишах. Но реальная жизнь дивы не была лишена страданий. Им

Польское аниме оказалось лучше? «Cyberpunk: Edgerunners»

Несколько дней назад Netflix презентовал новый аниме-сериал во вселенной Cyberpunk 2077. Практически сразу проект столкнулся с предвзятым отношением: зрители ожидали увидеть в нём типичную «адаптацию Netflix» и без того неоднозначной игры от студии C

Необыкновенное чудо Григория Лифанова

Григорий Лифанов свой новый, совершенно очаровательный и дивный спектакль «Обыкновенное чудо» посвятил Марку Захарову. «Учителю – великому режиссеру…» – такое признание мы читаем в программке к новой работе Севастопольского академического русского др

Магия «Обыкновенного чуда»: какой вышла музыкальная сказка театра Луначарского

Премьера «Обыкновенного чуда» в театре имени Луначарского стала одним из самых ожидаемых событий этого сезона. Ещё на стадии репетиций режиссёр Григорий Лифанов отмечал, что нас ждёт некое музыкальное хулиганство по пьесе Евгения Шварца. Хотя, в нача

«Смерть на Ниле»: ещё один эгоцентричный детектив

Так уж вышло, что этот фильм сам чуть не умер. «Покушения» шли одно за другим: тут вам и переносы даты выхода из-за пандемии, и целый ряд скандалов с участием актёрского состава. Поэтому то, что он вообще вышел — чудо. Правда, второго чуда не случило

Новости ForPost

Метки

ЦГБ им. Л.Н.Толстого Картины Динопарк Мариинский театр Севастопольский военно-исторический музей-заповедник выставки выставка художник Золотая балка книги Молодёжь Большие гастроли Санкт-Петербург Театр имени Луначарского фестиваль арт-отель "Украина" дети Эрмитаж Мастер и Маргарита театр концерт Виталий Либа Херсонес Таврический мастер-классы СЦКиИ Международный день танца Михаил Булгаков Великая Отечественная война Валерий Либа живопись театр драмы "Психо Дель Арт" Балаклава История Театр им. Кукол День ВМФ Клим Шипенко фильмы Сергей Шнуров Севастопольский ТЮЗ ДКР Опера в Херсонесе спектакль Григорий Лифанов Александр Петров танцы Анна Каренина балет искусство поэзия Музей-заповедник "Херсонес Таврический" спектакли Херсонес Россия Афиша Севастополя СевТЮЗ Театральная улица кино пандемия Бесы «Оперные вечера в Севастополе» Севастополь Конкурс красоты праздник Музеи онлайн музыка Достоевский 9 мая опера Крымский военно-исторический фестиваль карантин Андрей Маслов Живая классика Лев Толстой 75 лет Победы Фестиваль «Таврида — АРТ» Море Ольга Панкратова изоляция творчество Фонд «Живая классика» онлайн-марафон художники Федюхины высоты Музей обороны Севастополя Театр Лавренёва Фёдор Достоевский Психо Дель Арт Сергей Безруков самоизоляция Дворец культуры рыбаков День Победы фестиваль «Природа Искусства» кинофестиваль Святой Владимир Крым коронавирус Таврида-АРТ Большой севастопольский офицерский бал театр Луначарского Севастопольский театр оперы и балета Конкурс "Живая классика"