Меню
Мы Вконтакте
FB

Слабость короля Лира: чем растрогают «Ёлки последние»

By In Кино, Рецензии On 28.12.2018


27 декабря на экраны страны ворвались «Ёлки последние» — заключительная часть новогодней франшизы Тимура Бекмамбетова. Единожды созданная рецептура, уже почти 10 лет даёт неизменный результат: хорошая касса, означающая народную любовь и пренебрежение со стороны киноманов-интеллектуалов. Однако если вам кажется, что во вселенной «Ёлок» ничего не меняется из фильма в фильм, то кинообозреватель «Киноафиши» Вера Алёнушкина заметила, что «гендерная расстановка сил» в новеллах стала несколько иной — идёт, видимо, мода на слабых героев и сильных героинь. Но есть в последних «Ёлках» и слабость другого рода — вызывающая трепет и слегка увлажняющая глаза… В любом случае, для создания новогоднего настроения читаем рецензию и идём за билетами. 

31-го декабря жизнь Бориса окончательно утратила смысл: его бросил Женя. Причем в этот раз навсегда: изменщик коварный переехал жить на Дальний Восток. И ни разбитое Борино сердце, ни его кровавые слезы предателя не остановили. Впрочем, под Новый Год плачут все. Мается в одиночестве Евгений Валентинович: сын больше не хочет с ним разговаривать. Дядя Юра глотает скупую мужскую слезу: силенок не хватает сделать любимой женщине предложение. Лыжник вот-вот завоет от ужаса: боится подойти к симпатичной работнице общепита. Что ж, видимо, такова традиция у мужчин на Руси – встречать бой курантов в слезах… 

Если верить продюсерам «Елок», то за восемь лет существования франшизы на съемочной площадке было истоптано 200 килограммов искусственного снега и уничтожено несколько ведер новогоднего оливье. Бесценная информация! Особенно с учетом того, что самое время подводить итоги – 201-ый килограмм снега будут топтать уже на других проектах. Правда, франшиза как таковая никуда не денется: ее превратят в сериал. Более того: появится телевизионный канал «Елки-ТВ», с помощью которого Новый Год можно будет встречать круглосуточно 365 дней в году. В общем, «король умер – да здравствует король!» 

Что же касается «Елок последних», то они бодро мчатся по давно накатанной колее. Ближе всего к ним фильм 2017-го, когда Тимур Бекмамбетов затеял перезагрузку проекта и на капитанский мостик вышел Жора Крыжовников. Правда, в этот раз фамилия автора «Горько» значится только в списке сценаристов, тем не менее, «Елки» закрепляют прошлогоднюю перезагрузку, хоть и не старается ее как-то развить. Новелл в этот раз всего пять. Самой яркой из них опять оказывается история дяди Юры, которая целиком и полностью держится на харизме Дмитрия Нагиева. Также в фильм возвращаются Лыжник со Сноубордистом, предыдущую картину прогулявшие. 

А вот старожилы Боря и Женя снова оказались самым слабым звеном. В этот раз у их новеллы даже сюжета особого нет. Просто герой Сергея Светлакова бросает героя Ивана Урганта на произвол судьбы – вот вам и весь сюжет. При этом их расставание больше напоминает на прощание старых друзей, а разрыв влюбленной пары, где парень решает по-быстрому смотать удочки, а девушка проходит через все стадии страдания, начиная от «Миленький ты мой, возьми меня с собой» и заканчивая «Сняла решительно платок наброшенный». В роли покинутой возлюбленной, разумеется, Боря. Впрочем, мужские страдания – разговор особый. 

Как-то так вышло, что почти все новеллы – это истории мужских «не могу». По факту, один слабый или неуверенный в себе парень есть в каждой истории без исключения. Это и Боря, и дядя Женя, и Лыжник, и врач, не желающий мириться с отцом. Да и актер-звезда из «Вокзала на троих» ничего из себя толком не представляет. И вовсе не обязательно, чтобы мужчине всякий раз противостояла сильная женщина, но если женское существо в этой новелле появляется, то она, как правило, сильнее. И инициатива принадлежит именно ей (жена врача, например, чтобы помирить сына с отцом, крадет приехавшую в город Веру Брежневу; работница вокзальной кофейни кидается вдогонку за влюбившимся в нее актером; и даже шестилетнему парню, асу соцсетей, нужен втык от ровесницы, дабы начать спасательную операцию). 

Почему так происходит и с чем это связано, сказать сложно. Но еще несколько лет назад гендерная расстановка сил в тех же «Елках» была другой. Конечно, одна франшиза не показатель, но… Видимо, мода на сильных героинь, и, как следствие, на более слабых героев, растет в геометрической прогрессии. Впрочем, есть в «Елках» персонаж, который находится на особом положении. Он тоже слаб, но его слабость другого рода – это слабость короля Лира, брошенного своими детьми. Речь про старика, которого не хочет прощать собственный сын.

И вот тут-то в «Елках» (чего от них и ждать-то глупее глупого) вдруг начинают звучать по-шекспировски трагичные нотки, и ни на что не претендующая милая новогодняя мелодрама вдруг на пару минут соприкасается с высокой трагедией. И спасибо за это, во-первых, актеру Юрию Кузнецову, а, во-вторых, режиссеру Александру Коту, снявшему новеллу «Дед». Правда, минутка искренности быстро проходит – и «Елки» несутся дальше, неизменные и неотвратимые, как бой курантов или очередная порция оливье.