Меню

Приключения луначарцев в Италии: как Кьоджа приняла наших артистов

By In Рецензии, Спектакль, Театр, Театр имени Луначарского On 06.11.2018


«Кьоджинские перепалки» – пьеса Карло Гольдони, написанная в XVIII веке в духе итальянского театра дель арте. Высокий темп развития событий, короткие реплики, гиперболизированные характеры персонажей – черты, присущие спектаклям того времени. 

Режиссёр Георгий Цнобиладзе, выпускник Санкт-Петербургской академии театрального искусства курса Льва Додина, поставил задачу создать такой спектакль, куда придёт пусть даже случайный человек и поймёт, как много упустил. Театр не для всех, а для каждого – девиз ноябрьской премьеры театра имени А.В. Луначарского.

Пьеса переносит нас в итальянскую деревушку Кьоджа на берегу Венецианского залива. Круглый год там светит солнце, дуют сильные ветра и слышен шорох морских волн. Люди там живут добрые и весёлые, однако славящиеся вечными перепалками.

«Две равно уважаемых семьи
Из Кьоджи, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья…»

Да-да, вам не померещилось – сам Шекспир будто молвит устами кьоджинцев. Страсти разыгрались под стать ренессансным канонам, вот только мотивы иные, да и конфликт преувеличен, хотя дело таки дошло до суда. Вот такие страсти по-итальянски. Ох уж эти рыбачки – перессорили мужчин и свели с ума судей. Да причём тут женщины? Во всём виноват молодой лодочник со своими любезностями.

— Одна моя знакомая говорила: «я всегда хожу в первый ряд, чтобы смотреть спектакль задрав голову – преклоняясь перед искусством; говорят, истинные ценители делают только так».

Сцена представляет собой настоящее рыбацкое поселение: рыболовные сети, спасательные круги, лодки, дебаркадер в глубине сцены, жилые помещения в три яруса – тут и первый ряд ни к чему. В самом верху экран, где поочерёдно появляются фотографии героев с именем и прозвищем: Либера-Мегера, Исидоро-Помидоро и т.д. Деталей много, невольно напрашивается мысль: «а всё ли сыграет? – да». Вы же обязательно проверьте.

Трудно ставить пьесу, о которой никто не знает. Слышали о ней разве что люди с филологическим образованием на очередной лекции по зарубежной литературе – на это и рассчитано. Для погружения в историю важно вовремя отсечь все лишние ассоциации. Это ещё одно важное режиссёрское решение. В кино для достижения такого эффекта режиссёры приглашают на роли малоизвестных актёров. В случае с «Перепалками» — известная в узких кругах пьеса подлинно воспринимается сознанием севастопольского зрителя. Так и думается по ходу действия: ну, чем не Балаклава? Но, лучше один раз увидеть – сами понимаете.

— Кого ты играешь?
— Тоффоло.
— Тот, что жених?
— Да там все женихи.

Излюбленная часть: актёрские решения. О, как много нам открытий чудных приготовила премьера. Кто главный герой? – сложно сказать, там каждый главный. Первым на сцене появляется тот самый жених Тоффоло в исполнении Ильи Синькевича. Уже знаю, кто станет «открытием сезона» во время следующего голосования. Как долго севастопольскому зрителю пришлось ждать Илью в большой роли – а тут сразу комедийная. Есть также Корсунский в «Анне Карениной», Иуда в «Мастере и Маргарите», но Тоффоло станет некой отправной точкой, узловой линией портрета артиста.

Непривычное амплуа получилось у Татьяны Сытовой. Статная лирическая героиня превратилась в невинную девушку Кекку – впрочем, только на первый взгляд.

Юрий Корнишин в роли Виченцо, Андрей Бронников в роли Падрона Тони, Ирина Демидкина в роли Паскуа, как всегда поразили точностью и чёткостью прочтения ролей. Падрон Фортунато в исполнении Сергея Санаева и Либера в исполнении Нателлы Абелевой составили искромётный тандем.

Татьяна Скуридина продолжает радовать новыми образами. Её роли противоположны: влюблённая Полина Андреевна, чудаковатая Марселина, настойчивая Амалия, а теперь – озорная Орсета, рьяно желающая выйти замуж, несмотря на неюные года. В подобном образе некоторые зрители видели Татьяну в «Летучей мыши». Тогда актриса исполняла роль Лотты. Её партнёр, Александр Аккуратов в роли Беппе, стал самым эмоциональным innamorato pazzo в этой компании, напомнив старые добрые челентановские комедии.

Неоднозначными выдались роли Исидоро и Лучетты, в первую очередь потому, что каждую из них исполняют два актёра. Не зря говорят: другие актёры – другой спектакль. Лучетта Анастасии Жадновой – роковая и гордая. Реплика: «да, я не красавица, но…» — иронична и подразумевает обратное, а поступки оправдывают дерзкое прозвище Лучетта-Сучетта. Влюблённая, она боится признаться в этом не то, что людям – даже себе.

Мария Кондратенко, напротив, подаёт героиню чувственной, а гордость её вызвана не жестокостью, а неспособностью оценить последствия. Примечательно то, что роль возлюбленного девушки, рыбака Тита-Нане исполняет Геннадий Ченцов. Дуэт Кондратенко-Ченцов запомнился зрителям из предыдущей премьеры театра «Мастер и Маргарита». Булгаковский сентиментализм в сценах выяснения отношений прослеживается и в «Перепалках».

Роль венецианца Исидоро, помощника уголовного судьи, исполняют Пётр Котров и Владимир Крючков. «Впервые буду играть человека, который и постарше, и поопытнее» — говорил Пётр Котров о новой роли. Крайне интересно наблюдать за Петром в новом образе. Нелегко угадать мысли опытного человека с итальянским темпераментом, но Пётр нашёл свой ключ к истории: не стал накидывать на себя ужимки зрелого человека, а поставил себя на его место.

Владимир же Крючков, которому, кажется, подвластна любая роль, сделал персонажа сдержанным и расчётливым. Его историю, намеченную пока только эскизом, увидим уже в следующих спектаклях.

Нельзя не отметить ещё одного персонажа: торговца тыквой Каноккью в исполнении Глеба Козляева. Развеселый парень, появляющийся будто неслучайно в пиковый момент очередного спора, он убавляет уровень накала обаянием и простотой. Тыкву создатели спектакля ловко заменили на кукурузу – так роднее.

Чем же закончилась эта чу̀дная история – смотрите в театре имени А.В. Луначарского!

Марина Майстрова
Фото Татьяны Миронюк


Похожие статьи