Меню
Мы Вконтакте
FB

Классический эксперимент: чем удивили «Щелкунчик» и «Призрак оперы»

By In События, Спектакль On 11.01.2019


Насколько современный зритель искушен обилием форм и представлений? Конкуренцию вечной классике составляют необычные шоу-программы и перформансы. Как удержаться на гребне волны в океане искусства и завоевать новых зрителей? В ход идут новые технологии и знакомство с неизвестными версиями нашумевших произведений.

В Культурно-информационном центре Русский мультимедийный театр балета показал «Щелкунчика». Постановка основана на классических традициях и полностью синхронизирована с современными технологиями.

Мультимедийный контент – не просто замена обычных декораций, но и полноценное пространство, в котором происходит развитие сюжета. Персонажи, словно по волшебству, появляются на проекционных экранах, трансформируются и переходят в реальное сценическое пространство, становясь живыми действующими лицами, и наоборот. Подготовка медиаконтента заняла целый год.

Соединенные воедино балет, старинные танцы, театральное искусство, музыка Петра Ильича Чайковского и мультимедийные технологии подарили новую жизнь жемчужине балетной классики. Постановка с легкостью погрузила в сказочную историю как взрослых, так и детей. Нежная и мечтательная Клара, отважный Щелкунчик, загадочный Дроссельмейер, колоритные ожившие куклы и остальные персонажи приоткрыли дверь в царство детских грез, благородства и небывалых приключений.

«Классический балет всегда останется таковым. Мы лишь своим небольшим отступлением от классических традиций решили поставить эксперимент. Как воспримут это зрители? Создавая контент, мы стремились придерживаться четкой грани. Мультимедийные технологии дополняют выступление артистов. К примеру, маленьким зрителям непросто понять язык балета, поэтому экраны подсказывают о происходящем на сцене. Дети привыкли смотреть мультфильмы, вот и наш спектакль – своеобразный мультфильм, только с настоящими артистами», – рассказал руководитель Русского мультимедийного театра балета Сергей Батурин.

Удался ли эксперимент? Однозначно да. Бурные овации зрителей, искренние улыбки и теплые подарки – ответ севастопольской публики. Один из маленьких зрителей спектакля подарил артистам своего нарисованного Щелкунчика.

Не менее удивил севастопольского зрителя мюзикл «Призрак оперы».

Почему не падает люстра? Куда пропала знаменитая музыка Ллойда Уэббера? Где симфонический оркестр?

Музыкально-драматический театр «Петербургский Ангажемент» познакомил севастопольцев с другим «Призраком оперы», которого в нашей стране знают немногие.

«Эта версия «Призрака оперы» – первая в России, но мюзикл уже видели в Европе, Японии. К сожалению, во всем мире историю о фантоме знают больше по версии Уэббера. Вынуждены бороться со стереотипами. Музыка Мори Йестона по пьесе Артура Копита была написана практически одновременно с выходом одноименного английского мюзикла на Бродвее. Мюзикл Уэббера опередил и стал популярным. Представленный нами мюзикл по Йетсону – другой. В нем видим трагедию Эрика, реального человека», – рассказал ForPost-Афише художественный руководитель театра «Петербургский Ангажемент» Игорь Илларионов.

Этой истории действительно хочется больше сопереживать. Явная романтическая драма с элементами комедии. Первый акт знакомит зрителя с главными действующими лицами, их взаимоотношениями легкими и комичными. Сильный акцент привносит юмор яркой, властной и неугомонной примы Карлотты. Второй акт уже наполнен драматическими событиями. Здесь конфликт жизни и смерти, детей и отцов, влюбленных…

История Фантома отличается от описанной в романе Гастона Леру. Эрик всю жизнь провёл в подвалах Оперы, где его прятал от чужих глаз отец. Кристина продаёт ноты на улицах Парижа, а в Опере начинает свою карьеру с должности костюмерши. Рауль превратился в Филиппа де Шандон, «короля шампанских вин», покровителя оперного искусства. Изменения привнесли и создатели российской постановки. Карлотта удивила зрителей чтением рэпа и одесским говором. Изменены и некоторые ключевые моменты.

«В версии, которую знает Европа и Америка, Карлотта оказывается на электрическом стуле. Этой сцены у нас нет. Уход Карлотты в нашей постановке произошел в лучших традициях русского психологического театра. Зритель не знает наверняка, что с ней случилось: отравлена ли она или нет. И, конечно, неожиданный финал с Эриком», – рассказал художественный руководитель театра «Петербургский Ангажемент.

Татьяна Руснак
Фото Дениса Жевагина, Натальи Черной