Детальный разбор всех «Ёлок» — от первых до последних

30-12-2021 13:10

Почти целое десятилетие, с 2010-го по 2018-й, создатели франшизы «Ёлки» пытались изобрести рецепт нового Нового года. Без Лукашина, но с оливье, старой сказкой о вечном возвращении добрых дел и позаимствованной у Рязанова идеей о том, что Новый год — самое время для радикальнейшего начала новой жизни. Ну, и с замахом на национальную скрепу. О всех частях «Ёлок» для «Кинопоиска» написала кинокритик Лидия Маслова.

Кое-что «Елкам» действительно удавалось. Второй, третий и четвертый фильмы франшизы были безусловными лидерами предновогоднего проката. Но начиная с пятого фильма праздничный дух постепенно покидал «Елки», больше они ни разу не поднимались на первую строчку бокс-офиса. В конце концов историю было решено закрыть за исчерпанностью темы, пока эта комедия не стала откровенным фарсом.

Однако в этом году «Елки» вдруг вернулись в новом формате телефильма (основной прокат будет цифровым, на платформе ivi). Сверхкороткое, в две недели, окно между кинотеатральным релизом и выходом фильма онлайн поссорило продюсеров с крупными кинотеатральными сетями, которые не захотели служить, по их словам, рекламной площадкой стриминг-контента.

Стоило ли все такой войны? На этот вопрос отвечает отважная Лидия Маслова, пересмотревшая за неделю всю франшизу, включая «Елки 8». Испытание майонезностью и бумерангом добра оказалось не напрасным. Оказывается, местами кринжовые приключения закадычных героев «Елок» складываются в своеобразный путь по зимнему чистилищу: начав с бессовестной эксплуатации приемов рязановской классики и напускной доброты, в этом году «Елки» сформулировали новый, циничный, но по-настоящему убедительный секрет удачного российского праздника.

«Елки»: начало

Краеугольные камни «елочной» вселенной (а это и правда целая отдельная вселенная, не хуже, чем у Marvel) — теория шести рукопожатий, бумеранг добра, который всегда возвращается, и мантра «С кем встретишь Новый год, с тем и проведешь». Все это елочные игрушки, которые бережно передаются из поколения в поколение — блестящие, но пустые внутри. Судя по спрятанному в титрах дисклеймеру («Фильм не содержит утверждений и суждений и не высказывает мнения авторов, производителей и правообладателей фильма»), вышеперечисленные и сами не верят во все это.

Каноническая структура «Елок» соблюдается неукоснительно от фильма к фильму, кто бы ни занимал режиссерское кресло. Она складывается из нескольких новелл, все участники которых, так или иначе, связаны друг с другом по принципу шести (а то и меньше) рукопожатий, а на макушке этой сюжетной елки неизменно возвышается, как двуглавый орел, пара закадычных друзей (Ургант и Светлаков), крепко спаянных отношениями любви/ненависти.

Первые «Елки» слегка манят правдой жизни с элементами национальной самокритичности — все это читается во вступлении закадрового рассказчика Константина Хабенского. Но, пнув многострадальную сборную России по футболу (которая выигрывает реже, чем бывает Новый год), Хабенский переходит к пропитывающей всю франшизу национальной гордости за большую страну: «Когда во Владивостоке уже вовсю нарезаются в салат, в Калининграде его только нарезают». После этого персонажи начинают соревноваться друг с другом в том, кто бессовестнее наврет. Безусловным лидером остается воспитанница калининградского детдома, в борьбе за психологическое выживание провозгласившая себя дочкой президента и тем самым запустившая теорию шести рукопожатий, точнее, шести телефонных звонков, в результате которых президент в новогоднем обращении подтверждает свое отцовство кодовой фразой «На Деда Мороза надейся, а сам не плошай».

Параллельно на примере разных персонажей иллюстрируется идея, у которой ноги растут из советской новогодней библии — «Иронии судьбы»: Новый год — лучшее время, чтобы, упарившись в прямом или переносном смысле, полубессознательно ломануться куда глаза глядят, смыв с себя всю предыдущую жизнь, и вломиться в новую, чужую, разворошив ее до основания и тем самым найдя свое счастье. В принципе все «Елки» с разными нехитрыми вариациями используют эту схему, иногда включая реверс: помурыжив кого-нибудь в отрыве от семьи, его возвращают в распростертые объятия трогательного малютки того или иного пола.

Золотой период

Второй фильм посвящен дискредитации допотопных средств связи, а именно почты, на которой одно важное письмо со словами раскаяния пролежало 40 лет, и каждый Новый год его автор, летчик, стоял под курантами на Красной площади, тщетно дожидаясь любимой. А когда она наконец получила письмо и примчалась из Астаны, летчику, наоборот, стоять уже надоело.

Кроме того, «Елки 2» начинают важную тему дискредитации иностранцев, неспособных разделить советско-российский культ Нового года. Одна из героинь сдуру, как водится, у женской половины франшизы, собирается замуж за французика, требующего переключить «Иронию судьбы» как невыносимо скучную (постой-ка щелкать пультом, брат мусью, «Ирония» идет по всем каналам!).

А в третьих «Елках» заграничную неспособность понять новогоднее русское безумие демонстрируют англичане, которым «плевать на Новый год, у них Рождество»: в аэропорту Хитроу полицейские собираются пристрелить Пирата, хорошую, добрую, смышленую и разве что не говорящую собачку, которая желает лишь того, что и все двуногие персонажи, — воссоединиться с любимой.

Винтажные четвертые «Елки 1914», где действие перенесено на сто лет назад, считаются провальными: новогодний угар, принимающий порой свинские формы, плохо женится со старорежимной аристократичностью (именно тут механизм франшизы начал сбоить; прежде уверенно набиравшие аудиторию «Елки» вдруг упали: в первую неделю фильм посмотрело всего 766 тысяч россиян против 1,35 миллиона явившихся на предыдущий фильм). Самая живая сцена в картонных «Елках 1914» — когда герои Урганта и Светлакова, чтобы заморочить голову доверчивым старичкам и убедить их, что Рождество уже было, имитируют безобразно разгромленный стол, за которым на спор ели руками.

В пятом фильме, как и в третьем с его собачками-неразлучниками, ставка делается на животное. Точнее, на потерявшегося пингвина Палыча, славящегося своей моногамностью, — его разыскивает вся страна посредством видосиков в соцсетях . Эти ролики — еще один довольно важный сквозной мотив «Елок»: точно так же, как в третьем фильме вся страна, затаив дыхание, наблюдает через соцсети за судьбой песика Пирата, нелегально пробравшегося в Лондон, и обеспечивает ему «максимальный лайк, шер, репост», в шестом в центре хайпа оказывается одинокий старичок, с которым 20 лет не разговаривает брошенный в детстве сын. А в «Елках 8» друг девочки Глаши из Нижнего Новгорода объявляет всенародный поиск ее папы — мнимого космонавта (которого злая мама отправила «на Марс», вычеркнув его из жизни) — и тем самым запускает механизм «шести кнопконажатий» вместо старомодных шести рукопожатий.

«Елки»: агония

Режиссером на шестые по счету «Елки новые» был ангажирован известный охальник Жора Крыжовников, а в обширном списке авторов сценария креативный коллектив «Сахар, 1 кг» (вполне оправдывавший свое название) сменился коллективом сценаристов из крыжовниковского пула. Тут на сладостную вселенную «Елок» наложилась вселенная Крыжовникова, в которой люди не ведают никакого стыда и ложноинтеллигентских комплексов, отчего развлекательность зрелища резко повышается. Благодаря Крыжовникову приувядшая было после третьего фильма франшиза заиграла новыми красками и заблестела огоньками пьяного корпоратива с беременной Снегурочкой, но потом снова сбавила обороты. В «Елках последних» самым ярким бриллиантом сверкает Дмитрий Нагиев в роли сотрудника МЧС, сначала исповедующего неправильную жизненную философию («В лесу каждый сам за себя»), но в итоге осознающего свои ошибки.

Вышедшие через три года после официально объявленного завершения франшизы, «Елки 8» поначалу отличаются от предыдущих фильмов вынужденным приближением к реальной жизни. Вместо традиционных геополитических рассуждений о том, какая наша страна большая, а планета — маленькая, рассказчик выдает печальный анализ глобальной пандемийной реальности. Среди примет нового мирового порядка, к которым «мы два года привыкали» и которые перечисляет традиционный закадровый рассказчик Константин Хабенский, сетующий на невозможность былого единения, запоминается горькая фраза: «Привыкали не бегать в магазин за продуктами, а ждать, пока их положат под дверь». И правда, теперь за зеленым горошком, необходимым для салата оливье и проходящим сквозной нитью через многие «Елки», не обязательно снаряжаться в опасное путешествие.

Увы, авторы нового фильма упускают возможность сделать сквозным персонажем не боящегося ни снега, ни мороза велосипедиста с заплечным коробом, полным вожделенного горошка. Но, думается, это временное упущение, учитывая, что в логотипе фильма перевернутая восьмерка превратилась в знак бесконечности, и душераздирающее послесловие в «Елках последних» о том, что «эпоха „Елок“» в кино закончилась, можно считать дезавуированным.

Более того, в фильме намекают на связь начала пандемии коронавируса с завершением франшизы в 2019-м — что ж, ее пришлось экстренно возобновить ради жизни на земле. Осторожные шутки на тему вакцинации немного разнообразят традиционное юмористическое меню «Елок». Герой Светлакова, Женя, который «сделал себе три вакцины и все равно заболел», тем не менее чувствует себя отлично и пытается развеселить пригорюнившегося друга Борю стишком со словами: «Мы сегодня много пить не будем — мы вчера вакциной укололись». Но потом, подмигнув одним глазком изменившейся реальности, авторы снова зажмуриваются и продолжают жить в мире своих сладких грез, в котором нет ни масок, ни тем более QR-кодов.

Есть, однако, кое-какие новшества в плейлисте: на смену кришнаитским песнопениям Веры Брежневой о всеобщей любви всех ко всем пришла следующая стадия просветления, амбассадором которой выступает Ольга Бузова с песней «Танцуй, как Бузова, тряси своими арбузами». Именно Бузовой выпала честь по-своему сформулировать елочное кредо и один из секретов успеха франшизы. «Людям нужен „хе-хей“!» — втолковывает Бузова своему коллеге, тоже реально существующему, но приунывшему стендаперу Стасу Старовойтову, вдохновляя его на выступление перед сидящими в термальной ванне жителями гостеприимной Тюмени. «Хе-хей, Тюмень!» — приветствует зрителей Бузова, а потом добросовестно трясет обещанными в тексте песни «арбузами», отчего возникает неожиданный эффект: одиозная шоу-дива, считающаяся у интеллигенции олицетворением бездуховности, внезапно оказывается чуть ли не единственной участницей «Елок», вызывающей абсолютное доверие. Честные бузовские «арбузы», хоть и слишком целомудренно прикрытые, производят более здоровое и бодрящее впечатление, чем все эти трогательные мыльные пузыри добра и счастья, которые 10 лет развешивал по своим «Елкам» творческий коллектив франшизы.

 640 Всего просмотров



«Ёлки»,

Поделиться:

Похожие посты

Демна, у нас отмена! За что возненавидели Balenciaga?

Французский модный дом Balenciaga привык эпатировать — так новые коллекции получают дополнительную известность. Однако в этот раз что-то пошло не так. Почему бренд вдруг стал врагом и героем заговоров, а в Твиттере* массово сжигают его фирменные вещи

The Callisto Protocol: «Украсть у самого себя»

Игровая индустрия в последние дни продолжает радовать нас новинками в жанре хоррор. Сегодня в релиз вышла The Callisto Protocol — игра от создателей серии Dead Space — абсолютной классики космического ужаса. Получилось ли новое детище студии Striking

Декабрь: дайджест месяца

К началу каждого месяца ForPost-Афиша собирает для вас дайджест с самыми интересными новинками, на которые стоит обратить своё внимание. Как провести время в декабре — уже в этом материале.

Посмотреть

Голливуд в кармане: самое дорогое хобби любителей кино

В Нью-Йорке пройдёт аукцион за реквизит блокбастеров. Мотоцикл Терминатора, золотой билет Вилли Вонки, Щит Капитана Америки и многое другое уйдёт в коллекции самых преданных фанатов. Торги пройдут через несколько недель в аукционном доме Heritage Auc

Выиграть в ящик: выбираем бюджетные адвент-календари

До Нового Года осталось чуть больше месяца, а значит — самое время позаботиться о подарках. С презентами для близких разобраться не так сложно, а что подарить себе любимому? На помощь приходит главный тренд сезона — адвент-календари. ForPost-Афиша по

Новости ForPost

Метки

фестиваль «Природа Искусства» Театр танца им. В.А.Елизарова День ВМФ танцы Эрмитаж Театральная улица Психо Дель Арт рецензия фильмы арт-отель "Украина" Конкурс красоты живопись Картины карантин книги Григорий Лифанов Андрей Маслов Мастер и Маргарита Достоевский праздник Живая классика Море Балаклава 9 мая Театр Лавренёва СЦКиИ Золотая балка театр драмы "Психо Дель Арт" самоизоляция Севастопольский театр оперы и балета Александр Петров День Победы фестиваль коронавирус Фонд «Живая классика» балет Виталий Либа Музей обороны Севастополя Новый год Ольга Панкратова дети Клим Шипенко Херсонес Таврический поэзия спектакль кинофестиваль Святой Владимир Санкт-Петербург Сергей Безруков Севастопольский военно-исторический музей-заповедник ДКР Динопарк художник Конкурс "Живая классика" Театр им. Кукол Мариинский театр Федюхины высоты опера художники Бесы спектакли Молодёжь Анна Каренина Валерий Либа выставки Михаил Булгаков мастер-классы выставка Театр имени Луначарского Большой севастопольский офицерский бал театр Великая Отечественная война творчество концерт Крым СевТЮЗ Мода Севастополь Таврида-АРТ Афиша Севастополя «Оперные вечера в Севастополе» Лев Толстой История Россия Опера в Херсонесе Дворец культуры рыбаков музыка Музей-заповедник "Херсонес Таврический" Фестиваль «Таврида — АРТ» 75 лет Победы изоляция Фёдор Достоевский Севастопольский ТЮЗ Херсонес искусство Сергей Шнуров ЦГБ им. Л.Н.Толстого театр Луначарского кино Крымский военно-исторический фестиваль Музеи онлайн