Меню

«Я худею» — отличная история не про похудение

By In Весь город On 14.03.2018


8 марта в широкий прокат вышла комедия «Я худею» с Александрой Бортич в главной роли. Как пишет кинообозреватель Егор Холмогоров в своей рецензии, опубликованной на ЦарьГрад.ТВ,  расхождение заявки и результата прямо драматичное. Месяцами рекламщики выпиливали на мозге историю про Сашу Бортич, которая поправилась, а потом похудела на 20 килограммов, и совершенно не предупредили о том, что у неё ещё там драматическая роль, а история снова будет о восстановлении родовой преемственности, об обретении родной почвы и о рождении человека из себя самого.

Итак, прежде всего это фильм про большую и прекрасную Россию. В роли звезды первой величины — Нижний Новгород, один из важнейших городов страны, которому ролей в кино до сих пор почти не доставалось (во «Льде», напомню, был Иркутск — наши киношники явно входят во вкус депровинциализации нашей провинции). Не знаю, как получилось, но даже позор города, панельный дом на горе, буквально уничтожающий панораму Нижнего, создателям ленты и то удалось превратить в культовый объект. Будем надеяться только, что туристы не будут пытаться повторить трюки с выбрасыванием кальяна из окна и перелезанием с балкона на балкон (говорят, Александра Бортич совершила это самостоятельно). Зато вот желающих снять на лето балкон с изумительным видом на величайшую русскую реку будет хоть отбавляй. А русское — это река, а река — это русское.

Вообще, палитра великих русских городов, несмотря на уничтожающую их советскую квадратно-гнездовую застройку, чрезвычайно разнообразна, сочна и кинематографична. В США есть всего несколько городов, местами не похожих друг на друга. В Европе настоящее разнообразие крупных городов с собственным лицом наблюдается только во Франции и немножко в Германии. Русские же города-миллионники, архитектурные и исторические памятники — каждый сам по себе целый мир, особенно в сочетании с вмещающим ландшафтом, так что в них есть натура на сотни фильмов.

Не менее упоителен в «Я худею» и сельский быт. Чистенькие сытые коровы на лугах. Золотое солнце, чьи лучи, кажется, колышут золотую рожь, среди которой рассекают менеджеры по управлению автоматизированными зерноуборочными агрегатами (ошибка в формировании саундтрека: здесь буквально напрашивалась хотя бы фоном песня Игоря Растеряева «Комбайнеры»). Уморительно-трогательные деревенские сценки и детали быта. Дядя Гриша, оказывающийся настоящим героем и превращающийся из самогонщика в стартапера — резчика по дереву. От всего этого веет таким здоровым оптимизмом, которого наша деревня не видала со времён арьергардно-оборонительного «Любить по-русски».

При этом никаких «кубанских казаков», никакой лакировки, просто много солнечного света. Даже деревенское хулиганьё на мотоциклах, от которых в ужасе бежит героиня, на деле за ней не гонится. Их ужасность преувеличена её горем, а так это просто безобидные ребята на мотоциклах. Под кинематографическим Нижним безопасней, чем на границах вымышленного Эббинга, Миссури.

Отдельно хочется отметить маленькое «роад-муви» по Русской Земле — из Нижнего Новгорода в Казань — с умилительно-смешными названиями деревень, сбором цветов и земляники и гостеванием под Казанью у отца главной героини, исполненного Сергеем Шнуровым. Отец произносит загадочную фразу: «Заезжал замгубернатора». Простите, но в Казани нет ни замгубернатора, ни губернатора. Нет? Значит, будет. Шнур так сказал.

В самой комедийно-мелодраматической истории, образовавшейся в итоге, как уверяют авторы, из 14 вариантов сценария, нет ничего особенного и сверхоригинального: дружба, любовь, потерянные и обретённые родители, смешные рассинхроны и несовпадения. Всё вроде бы обычно, кроме с любовью выписанных словом и делом деталей. Этим наше новое кино, пожалуй, больше всего отличается от постепенно дегенерирующего Голливуда, в котором объёмы начинает сжирать опухолью «идейно выдержанная» велеречивая пустота и пропагандистская накачка на феминизм, политкорректность и ЛГБТ-ценности. Смотреть американскую драму всё сложнее, поскольку интригующие прокладки между увесистыми штампами становятся всё тоньше.

Наша «правильность» ещё настолько нова и небанальна, что её, благодаря эффекту новизны после чернухи, хватит ещё надолго. Неполиткорректности в разумных пределах наши сценаристы пока не боятся: чего стоят шутки про «она — харам» и «Поздняк — польская фамилия»…

А главное — наши сценаристы и режиссёры ещё не потеряли (точнее, только что нашли под фонарём) вкус к любовно сделанным деталям. «Я худею» состоит из небанальных маленьких приятностей, из-за которых фильм, однако, не рассыпается: всё вполне закончено и цельно. Чудо как хороши сцепившиеся божьи коровки вместо любовной сцены, Красная Шапочка и Серый волк на грубом советском ковре. Настоящий шедевр представляет собой ссора Наташи и Димы с уничтожением виниловых пластинок на вес золота, а затем — пакет с вином у Наташи на голове.

Разве что танец отца-Шнура немножко излишен. Есть вишенка на торте, а это уже земляничка на вишенке. Либо выраженная идиллия мамы, либо танцующий папа, а вместе получается too much sugar, то есть вещь, вредная для похудения.

И здесь мы возвращаемся к главному. К тому, почему «Я худею» — великолепная, брызжущая оптимизмом и уверенностью в себе история, но не про похудение. Для соответствия своей формально заявленной цели фильм слишком заряжен на установку «у тебя всё получится», причём в усиленном варианте: «У тебя получится всё». Всё получиться не может. Съесть все пирожные, влезть во все купальники и при этом за всё себя полюбить и простить нельзя.

Реальная жизнь человека — это самоограничения. И свобода нашей личности — это мера нашего внутреннего самоограничения. На одном «принятии себя» и «устранении источника стресса» не сформировать ни тела, ни души, всё равно приходится чем-то жертвовать и чему-то говорить «нет».

За весь фильм разговор на это выходит один-единственный раз, когда Дима сообщает Наташе, что он совсем не хочет ехать в Москву за новыми горизонтами, так как здесь он — звезда, а там может сгинуть. Таких историй, между тем, масса. И, конечно, отправив в итоге Наташу в Москву, да ещё и двинув вслед за ней Диму, создатели фильма уступили тому, чему не следовало уступать ни с художественной точки зрения (нужно уметь мечтать и нужно уметь ставить предел своим мечтам, чтобы они не остались бесплодными), ни с точки зрения общественной пользы, так как вымывание лучших людей в Москву — это безусловное зло.

Но поставим предел и самим себе: нельзя хотеть от хорошего фильма всего сразу. «Я худею» — весёлый, яркий, изобретательный, кинематографически проработанный, побеждающий с разгромным счётом социальный расизм и национальный нигилизм фильм, показавший, что Александра Бортич и Ирина Горбачёва — актрисы отличного уровня, а Алексей Нужный — нужный режиссёр.

Полную версию рецензии Егора Холмогорова читайте здесь.