Меню

«СО_участие» на Малой сцене: шоковая терапия «Королевой красоты»

By In События, Театр, Театр имени Луначарского On 26.02.2018


На Малой сцене театра имени Луначарского стартовал проект Дмитрия Кириченко «СО_участие: новая драма». Суть этой истории, на первый взгляд, проста: познакомить зрителей с современными пьесами, которые, вполне возможно, дойдут до широкой публики. Открыла «СО_участие» драма Мартина МакДонаха «Королева красоты из Линейна». А драма ли? Может, комедия? Или мелодрама? Это один из вопросов, который поднимался на обсуждении после читки. А вопросов было много. Некоторые из них мы задаем себе, и по сей день, а очевидных ответов никогда не получим. Например – готовы ли мы, зрители, выйти из зоны комфорта?

Мартин МакДонах – английский драматург, режиссёр, продюсер, лауреат премии «Оскар». «Сенсация Европы», «чудо современной сцены», «Чехов 21 века» — как только сейчас не называют МакДонаха. А ведь есть за что. Он – первый драматург со времён Шекспира, четыре пьесы которого шли в репертуаре Лондонского Корлевского Национального Театра в одно время. Однако, успех не всегда сопутствовал МакДонаху. Почти десять лет он просидел дома, живя на пособие по безработице. Все его пьесы отвергали театры и разные студии.

«Королева красоты из Линейна» — первый «прорыв» ирландского драматурга. Неожиданно, пьеса снискала на Бродвее большую популярность и принесла Мартину премию «Тони». В нашей стране Константин Райкин одним из первых отреагировал на острую драматургию МакДонаха и в 2007 году на Малой сцене «Сатирикона» поставил «Королеву красоты». Проект «СО_участие: новая драма» в театре имени Луначарского открыла именно эта пьеса. В читке принимали участие артисты Ирина Демидкина, Анастасия Лазукина, Пётр Котров, Илья Синькевич и сам организатор проекта – театральный критик Дмитрий Кириченко.

«Королева красоты из Линейна» — история о беспощадной битве за счастье между старой и беспомощной матерью и её одинокой и глубоко несчастной дочерью. Бешеный темперамент героинь накаливает всё действо до предела и эта история превращается то в откровенный фарс, то в «кухонные войны». Банальные скандалы, бумаги из психбольницы, обливание кипящим маслом – в этой смертельной мясорубке в ход идут любые средства. Дочь из последних сил пытается устроить свою личную жизнь, а мать делает всё возможное, чтобы удержать её рядом с собой. Трагический исход, как и очищающий катарсис, неизбежен.

После читки пьесы Дмитрий Кириченко сразу вынес на обсуждение вопрос определения жанра. Пьесу ставили в разных странах мира — в России, в Азербайджане, в Австрии, в Черногории – но везде по-разному трактовали эту историю. И даже актёры и зрители разошлись во мнении: кто-то считал, что «Королева красоты» — это комедия чистой воды, некоторые стояли на том, что пьеса МакДонаха – психологическая драма, ну а кто-то её определял как трагикомедию. Что самое интересное – все они правы. «Королева красоты», как, в принципе, и остальные пьесы ирландского драматурга, поднимает проблему человеческой природы, которая капризна, мстительна и порою так смешна. Автор беспощадно и правдиво обнажает человеческую суть. Неизбежно проступает её комедийность и весь драматизм последствий для героев, участвующих в этом жестоком фарсе.

Несмотря на то, что спектакли по пьесам МакДонаха – это своеобразный сеанс шоковой терапии, они нужны современному театру. Очень нужны. В них сохраняется тот допустимый уровень жестокости, который психика зрителя способна адекватно воспринять. При всём при этом важно понимать – драматургия МакДонаха глубоко духовна. В ней любовь к человеку и боль за него. А ведь язык, на котором театр говорит со своим зрителем, основан именно на этих понятиях.


Актёры также поделились своим ощущением от того материала, в который они погрузились. Ирина Демидкина, читающая за мать (Мэг Фолан), призналась, что для себя до конца не определила жанр этой истории. «Всё зависит от режиссёра, который будет это ставить. Мне интересен взгляд человека, который удивит меня – перевернет всё с ног на голову, предложит какой-то иной способ существования, чтобы захотелось капнуть поглубже», — говорит актриса.

Анастасии Лазукиной, которая недавно пополнила труппу театра, пришлось вжиться в образ глубоко несчастной дочери (Морин Фолан). Она не скрывала, что ей было очень тяжело примерять роль доведённой до отчаяния 40-летней женщины. Однако определенный опыт соприкосновения с человеческой жестокостью у Анастасии имеется. «У меня была одноклассница, которая била свою бабушку ногами в живот, но когда я к ней приходила, она была очень милая, — рассказывает актриса. — Я видела эту несчастную бабушку, которая за ней постоянно ходила, контролировала каждый её шаг. В какой-то момент эта жизнерадостная девочка просто не выдерживала. Я думаю, что на темы насилия и жестокости тоже надо говорить в театре».

Да, в театре, безусловно, нужно говорить на такие темы. Ведь театр – это соучастник той истории, которая пишется каждый день, соучастник нашего внутреннего монолога. Другой вопрос – на каком языке строить общение? На языке западной драматургии, где понятные нам переживания поданы в форме скетчей или на «языке Станиславского», помня о «психологическом театре» и не забывая наши традиции? На этот вопрос определенный ответ, пожалуй, даст только сам режиссер, который возьмется за постановку пьесы МакДонаха.

Готов ли наш зритель к такому серьёзному и очень непростому диалогу? Вполне возможно. Ведь глубоко несчастные люди, которые борются со своими внутренними демонами – это ведущие герои Достоевского и Чехова, это вечные мотивы русской литературы, это мы с вами, в конце концов. А «Королева красоты» англичанина МакДонаха – это увеличительное стекло нашего времени, показывающее то, с чем мы не очень-то хотим мириться. Но надо выбирать: либо оставаться в розовых очках либо принимать сегодняшнюю реальность со всеми её изъянами. Мартин МакДонах уже давно сделал свой выбор. Теперь наша очередь.

Арсений Веденин
Фото Татьяны Миронюк